Фонд им. В. П. Астафьева
1995 год
1996 год
1998 год
1998 год
2000 год
2008 год
2008 год
2008 год
2010 год
2010 год
2013 год
2013 год
2013 год
2013 год
         

 


На главную / МХТ им. А. П. Чехова / Рецензии
27.12.2010

Марина Брусникина: «Виктор Астафьев — писатель, смотрящий в самую суть человеческой жизни»

Актриса и режиссёр Московского художественного театра имени А. П. Чехова Марина Брусникина покажет на сцене Красноярского драматического театра имени А. С. Пушкина 29-30 ноября спектакль “Пролётный гусь” по рассказам В. П. Астафьева “Пролётный гусь” и “Бабушкин праздник”, который был отмечен в 2004 году Государственной премией РФ. Столичных артистов привозит в Красноярск по просьбе Фонда Астафьева в девятую годовщину смерти великого писателя СУЭК. Накануне спектакля корреспондент “Красноярского рабочего” побеседовал с заслуженной артисткой России, лауреатом Государственной премии России Мариной Станиславовной Брусникиной.

— Ещё в школе у меня был замечательный учитель литературы, который занимался с нами не только по программе, но и тем, что ему казалось в литературе важным. В том числе мы изучали Астафьева, читали “Царь-рыбу”. И со школы у меня осталось ощущение его огромного писательского таланта. Спустя много лет, когда стала работать в Московском художественном театре, Олег Павлович Табаков назвал мне эту фамилию и спросил, не хотела бы поставить что-нибудь из Астафьева — я сразу согласилась, потому что прочитала “Пролётного гуся”.

— Почему в вашем спектакле играет исключительно молодёжь?

— Так сложилось. В театр только что пришла группа талантливых ребят, и мы поставили перед собой задачу: понять, что сегодня происходит в современной литературе. Стали искать прозаиков, поэтов и делать мхатовские вечера. Один из таких вечеров увидел Олег Павлович Табаков, который только что пришёл в театр.

— Это ведь не первый ваш приезд в Красноярск?

— В 1985 году я приезжала с тогдашним МХАТом — ещё молодая, только пришедшая в труппу (это были мои первые гастроли), в 1994 году тоже были гастроли — играли “Московский хор”, “Плач в пригоршню”. Три года назад, в ноябре 2007-го, мы уже показывали “Пролётного гуся” в Красноярске.

— С Астафьевым не встречались? Он ведь очень любил театр...

— ...И с Олегом Николаевичем Ефремовым они были дружны. Нет, личных контактов не было, но такое ощущение, что это абсолютно родной для меня человек — только через литературу. Он был в курсе того, что мы начали заниматься постановкой “Пролётного гуся”. К сожалению, так получилось, что премьеру не увидел.
Совершенно не воспринимаю Астафьева как мрачного литератора. Это писатель, глядящий в корень, в самую суть жизни человеческой. Можно сказать, что “Пролётный гусь” — трагическое произведение, но это про нашу жизнь с её трагичностью в том, что она настолько “пролётна”: вот мы есть — и вот нас нет. Как же нужно жизнь ценить и успеть её прожить. Наверное, есть в Астафьеве что-то, многих раздражающее, менее одарённых, скажем, душевно людей: его безусловная категоричность, безусловная беспощадность к тем людям, которые уродуют эту жизнь. Астафьев настоящий, глубокий — он просто огромен.

— Ваш “Пролётный гусь” был неоднозначно воспринят критикой и кое-кого здорово достал. Как вы вообще относитесь к критике?

— Знаете, была всё-таки потрясающая пресса. Что касается “Пролётного гуся” — это были только цветочки, потому что он стал каким-то шоком для зрителей и критики. Поначалу, конечно, очень реагируешь на то, что тебя не понимают или не принимают. Но постепенно начинаешь к этому не то что привыкать — начинаешь понимать, что критика — где-то полезная вещь. Это иная точка зрения, не твоя, чужая, но это и важно.

— Какого восприятия своего спектакля вы ждёте от красноярского зрителя?

— Хотелось бы, чтобы “Пролётного гуся” в Красноярске оценили так же, как и в Москве. Чтобы полюбили. Чтобы увидели что-то созвучное, важное для себя, чтобы наша работа нашла отклик в душах красноярцев, земляков Виктора Петровича Астафьева.

Сергей Павленко
Красноярский рабочий