Фонд им. В. П. Астафьева
1995 год
1996 год
1998 год
1998 год
2000 год
2008 год
2008 год
2008 год
2010 год
2010 год
2013 год
2013 год
2013 год
2013 год
         

 


На главную / Об Астафьеве
28.08.2005

Сердце ищет сердце…

Очарованные словом уходят из мира форм.

Литературный Красноярск готовится к знаковому событию. С 19 по 22 сентября в нашем городе пройдут мероприятия, которые уже сегодня заинтересовали многих творческих людей, в том числе и известных писателей России и стран Ближнего Зарубежья.

Центр притяжения — семинар «Очарованные словом», где проблемы современной литературы будут обсуждать писатели, критики, литературоведы. Причем как местные, так и столичные. Дали согласие приехать такие величины, как Евгений Попов, Олег Павлов, Лев Аннинский, Михаил Кураев, Римма Казакова.

В рамках семинара пройдет и традиционная церемония вручения премии благотворительного фонда имени Виктора Астафьева. Фактически она будет вручаться уже двенадцатый раз. Но с этого года станет исключительно литературной, то есть предназначена для поощрения талантливых молодых писателей. Помимо этого повышен статус астафьевского конкурса. Если раньше среди лауреатов премии были только молодые сибиряки, теперь конкурс становится межрегиональным.

Среди тех, кто решает судьбу молодых талантов, и председатель правления красноярской региональной общественной организации «Писатели Сибири» Марина Саввиных, которая в свое время стала первым лауреатом премии фонда Виктора Астафьева.

В защиту творцов

— Марина Олеговна, астафьевский конкурс расширил свою географию, получило ли это отклик? Заинтересовались ли им писатели из других регионов?
— Поступило огромное количество заявок из разных регионов страны, а также из ближнего зарубежья. Было немного удивительно, что молодые люди, оказывается, хорошо знакомы с творчеством сибирского писателя.
Немаловажную роль в том, что сентябрьскими событиями заинтересовалось столь большое количество людей, сыграла организация семинара. Мы давно поняли, что мало вручить премию талантливым людям, нужно еще профессиональное общение и оценка со стороны. Семинар поможет молодым писателям понять, что происходит в современной литературной среде, оценить свои силы. Его главная цель — привлечение молодых авторов к гуманным ценностям общества, к традициям русской литературы.

— С этим в нашей литературе проблемы?
— Мне не хочется произносить слова «патриотизм», «гуманизм»… Мы все понимаем, что сегодня литература находится в поиске тематики и героя. Писатели заняты в основном трактовкой каких-то низменных страстей.
Несмотря на недостатки, советская литература обладала и ориентировалась на какие-то ценности, пусть даже несколько навязанные. Именно они удерживали некую невидимую планку, которая не позволяла писателям опуститься в своем творчестве «ниже пола». Теперь этой планки нет, но, судя по всему, она нужна. Нужны какие-то ориентиры, которые позволяли бы увидеть свет в конце туннеля.
В этом контексте имя Виктора Астафьева знаковое. Виктор Петрович, при всей своей непримиримости к некоторым вещам, видел этот свет и показывал его читателю. Несмотря на то, что в его произведениях много боли и страдания, он сохранил веру в божье творение и творение рук человеческих. Мне врезались в память слова из произведения Виктора Петровича «Ловля пескарей в Грузии»: «Сохраним, земля, своих творцов. Именно они не позволяют человечеству окончательно скатиться в пропасть». Им надо быть благодарными, лелеять и поддерживать. Правда, так почти никогда не получается. Настоящий художник всегда голоден, нищ и гоним. Но, тем не менее, мы попытаемся найти молодых и одаренных и поддержать их, наставить на путь истинный.

— Скольким талантливым поэтам и прозаикам фонд готов выдать премий?
— В этом году заявлены следующие номинации: поэзия, проза, ранний дебют и другие жанры (публицистика, драматургия и т. д.). То есть предусмотрено четыре премии. Но, возможно, если будут конкурировать несколько интересных работ, то премию придется поделить. Этот вопрос пока не решен.

Потрясенные жизнью

— О чем пишут сегодня? Что волнует молодых и не очень писателей?
— Большая часть творческой молодежи подвержена серьезному влиянию андеграунда. Это стало магистральным направлением. Люди ищут воплощения собственных переживаний в слове, создают произведения о современной жизни.
Немало произведений посвящено школе. Оказывается, школа воспринимается молодыми людьми как болевая точка, центр пересечения нервных линий. Очень много работ, связанных с «горячими точками». Люди, пережившие войну (Чечню, теракты), делятся своими мыслями и чувствами. Интересно, что молодые писатели, работающие в традициях постмодернизма, очень много сил отдают самовыражению (у них витиеватый стиль, сложная образная система), те же, кто пишет о войне, делают это просто и в то же время пронзительно.
Откуда бы, казалось, у молодого человека опыт, который был серьезно воплощен?.. Но, тем не менее, в произведениях молодых открываешь для себя душу другого человека, какие-то стороны жизни, о которых имел отдаленное представление… Очень интересна поэзия. Как всегда, больше всего на конкурс приходит стихов.

— А какую градацию можно провести между поэтическими произведениями?
— Как и в прозе, достаточно много примеров эпигонских проявлений постмодернизма. Но есть и образцы, где видна тенденция возвращения к классической мелодике стиха, русской лирике. Но уже, конечно, на другом этапе. И то, что в 70-80-е годы считалось избитым в нашей литературе, начинает очень красиво и ярко возвращаться. Молодые поэты делятся своими переживаниями, болью. В стихах они пытаются воплотить личную потрясенность жизнью. Это всегда было у Астафьева: литература — не выдумки, не витания в облаках, а реальная жизнь, воплощенная в слове.

— Тяжело отделять зерна от плевел?
— Нелегко. Приходится просматривать очень много работ. Порой, читая очередную рукопись, думаешь: «Ну сколько можно — одно и то же». И вдруг в этом потоке возникают стихи, которые потрясают тебя. И ты понимаешь, что время, потраченное на отбор, стоит того: ты нашел настоящее золото в груде песка.

Пушкин родился вновь

— Много лет мы говорили о кризисе в кинематографе, о том, что наше кино стало поднимать голову… Про литературу таких бесед в обывательской среде звучит меньше. Может, наша литература сама потихоньку выбралась из ямы?
— Кризис есть, он не остался позади. Страна, живущая в период катаклизмов, не может иметь спокойную, уверенную в себе литературу. Но все равно появляются достойные имена, которые принесут славу своему Отечеству. Причем, на мой взгляд, самое интересное рождается сейчас в провинции. Мы планируем по итогам семинара издать сборник, куда в основном войдут писатели именно с периферии. Я уверена, что он будет пользоваться большой популярностью в широкой читательской среде.

— В каком жанре предпочитают работать современные авторы? Сегодня не создается эпических произведений, таких как «Тихий Дон», «Хождения по мукам», «Война и мир», хотя событий, достойных описания и осмысления, за последние годы случилось более чем достаточно. Почему так? Куда пропал эпический жанр?
— Помните Ильфа и Петрова, когда Лиза разговаривает со своим мужем, который уговаривает ее есть морковные котлетки, аргументируя это тем, что Лев Толстой был вегетарианцем. Лиза ему отвечает: «Может, когда писал „Крейцеровую сонату“, он и ел морковные котлеты, а когда „Войну и мир“ — жрал котлеты из мяса». К чему я это говорю… Что значит написать эпическое произведение? Это значит, что нужно десять лет подряд заниматься только им. И если писатель кормится своей профессией, то он должен выдавать в год несколько книг. Времени на эпосы нет. А если литература для него вторая профессия, а зарабатывает он на жизнь чем-то еще, ему снова не хватает времени и сил на каждодневный писательский труд. Эпические произведения требуют слишком много духовных и временных затрат. Что касается молодых, то у них нет необходимого опыта, интеллектуальной базы, чтобы создать что-то глобальное.
По большому счету, нет сегодня такой профессии — писатель. Так как прожить писательским трудом в данное время невозможно. Либо надо идти на поводу у конъюнктуры рынка, то есть заниматься литературной поденщиной, либо заниматься литературой в качестве хобби.

— Выходит, что это тупик. И выхода нет…
— Об этом можно говорить бесконечно. Что выберемся из кризиса, когда наше государство повернется лицом к литературе и искусству… И так и далее, и тому подобное. Но может быть, вопреки всему, миру явится новый Толстой. Ожидается же в ближайшем будущем появление нового Пушкина…

— Разве можно предсказать появление великого поэта?
— Говорят, что да. Кто-то провел математическое расследование (по числам и звездам), что поэтическая фигура, равная масштабом таланту Пушкина, вроде бы уже родилась в России. Осталось только ждать, когда она себя проявит.
Но если отойти от мистики и науки, то определенная доля здравого смысла в этом предсказании есть. Я наблюдаю за своими лицеистами и вижу, что поколение двенадцати-тринадцатилетних готово включаться в жизнь с позитивными целями. И, безусловно, среди них есть талантливые люди.

«Алмазный венец» современной литературы

— Вы уже можете назвать количество участников конкурса, которые приедут в Красноярск?
— Уже отобрано девяносто рукописей. Соответственно, авторы этих произведений приедут к нам на семинар. Заявок, конечно, намного больше. Только через мои руки прошло где-то около шестидесяти работ.

— Как выглядят красноярские участники на фоне других регионов?
— Очень прилично, особенно поэты. Есть сильные работы не только из Красноярска, но и из районов края. То есть провинция живет. Иногда мне кажется, что самое интересное происходит именно на периферии. Там меньше суеты, погони за рублем, западного влияния. И очень символично, что конкурс, связанный с именем Виктора Петровича Астафьева, приподнимет и покажет всему свету эту линию нашей духовной жизни.

— Можно ли говорить вообще о существовании красноярской писательской школы?
— Евгений Евтушенко сказал, что литература в последнее время приобретает «кружковый» характер, то есть в основном создается для внутреннего пользования. И понятна она тем, кто ее создает. Возникает некий метатекст. В основном эти кружки возникают вокруг литературных журналов. У каждого своя школа ценностей по многим профессиональным параметрам. Почему очень трудно напечататься автору из провинции в столичном журнале? А потому что вся продукция там оценивается с точки зрения и пристрастий местного околожурнального сообщества. Школа это или нет, но такие ядра существует по всей России.
Что касается Красноярска, то ни для кого не секрет, что Астафьеву удалось собрать вокруг себя людей, придерживающихся определенных нравственных и эстетических ценностей. В какой-то степени, это можно назвать школой. Но надо сказать, что на протяжении последних пяти-семи лет все, что создается нашими писателями, вызывает интерес и в других регионах. И это не может не радовать.

— На ваш взгляд, чувствуют ли современные писатели то главное в нашей жизни, что нужно выбрать и отразить в своих произведениях? Ведь недаром Катаев назвал именно выбор сердцем литературы, «алмазным венцом».
— Апологет, предвестник постмодернизма Ортега-и-Гассет говорил о дегуманизации искусства, что человек совершенно лишнее в искусстве, что искусство — это мир форм. Долгое время многие современные авторы придерживались этого взгляда. Но сегодня писатели стали отходить от этого нечеловеческого видения искусства. Молодые стали искать суть, «алмазный венец» не на литературной поверхности, а в нравственной глубине. Начался процесс поиска сердца и души человеческой. Человек ищет человека, душа ищет души, сердце ищет сердце… Слово ищет живого человеческого ответного слова.

Марина ЯБЛОНСКАЯ
Городские новости