Фонд им. В. П. Астафьева
1995 год
1996 год
1998 год
1998 год
2000 год
2008 год
2008 год
2008 год
2010 год
2010 год
2013 год
2013 год
2013 год
2013 год
         

 


На главную / Об Астафьеве
25.03.2005

Дорогу в будущее надо освещать

Вечерняя встреча в Литературном музее.

Уже больше десяти лет Фонд имени Виктора Петровича Астафьева выбирает одаренных молодых людей и вручает им премию. Лауреатами становились артисты, художники, поэты, журналисты, прозаики, библиотекари, музейщики — круг талантов широк. В этом году правление Фонда решило сосредоточиться только на литературе. При этом, ограничив выбор, тут же расширили аудиторию: отныне в конкурсе могут участвовать молодые авторы со всей России. Отборочную комиссию возглавят красноярцы, в частности, Роман Солнцев, а последнее слово скажет жюри, в котором работают Лев Аннинский, Евгений Попов, Валентин Курбатов, Михаил Кураев.

Пока жив был Астафьев, его имени и участия было достаточно для того, чтобы чиновники любого ранга, журналисты всех краевых СМИ знали, что такое этот литературный конкурс и для чего его надо проводить.
Все всё понимали правильно: духовность не должна угаснуть, таланты надо поддерживать! Будущее надо освещать, как дорогу в темноте. Национальные ценности нельзя свести окончательно к водке и выгоде. «Самая читающая страна» не смеет забывать буквы! Не допустим. Услышим новые голоса! Поэт в России — за это орден давать надо…
После того как Виктора Петровича не стало, многие стали забывать об этих славных порывах. Поутихли спонсоры, кроме самых верных, основных. Журналисты и администраторы начали смотреть на президента Фонда Евгению Георгиевну Кузнецову с чистым недоумением. Нет, ее-то они как раз хорошо знают — леди «Пикра», как же, такая известная предпринимательница! А Фонд? «Откуда, мол, и что это за географические новости?» Это я Маяковского цитирую, «Стихи о советском паспорте». В такой ситуации культурной засухи лучше не надеяться на эрудицию собеседника.

Что ж, дорогие современники-соплеменники, будем жить по Ницше: «Бог умер — и все дозволено?» Нет Астафьева — и какие теперь таланты? Все должно быть экономически оправдано?
Юбилеи отгремели — и все, хоть трава не расти, навеки выстудятся рифмы из наших озябших душ? Стыдно и пусто жить так.
Давайте все же не будем ни Иванами, не помнящими родства, ни манкуртами, отрезанными от родной культуры. (Это из Айтматова, если кто из власти официальной или из четвертой, журналистской, позабыл.)

Кто нас услышит

В зале Литературного музея собрались лауреаты премии и те, кто номинирован в этом году. Даша Мосунова, исполнительный директор Фонда, постаралась создать атмосферу дружественную, непринужденную. Пригласила музыкантов, артистов, сама вела вечер. Волновалась, конечно, но улыбка ее искупала все мелкие сбои.
Хотелось собрать тех, кто был отмечен Астафьевым, и послушать, как живется им сейчас. Так же была надежда, что поэты и прозаики почитают что-то из своего и получится настоящий литературный вечер. Нечто в духе века Серебряного, к которому Астафьев никак не принадлежал, но поэзию которого любил безмерно.
В общем и целом все получилось.
Девочки из Литературного лицея и их муза Марина Саввиных открыли вечер. Марина не стала читать свои стихи (а жаль!), но зато рассказала, как они с лицеисткой Валей Лукашук пишут исследование по «Затесям» Астафьева. Как много дает им эта работа, как по-новому открывается жизнь. Кроме того, Марина Саввиных прочитала рассказ молодого писателя из Владивостока, который по понятным причинам не смог сам заглянуть на вечер. Ироничная интонация поначалу радовала слушателей, но объем рассказа сыграл дурную шутку — оценить прозу на слух нелегко, и к концу чтения лично я вспоминала знаменитый чеховский рассказ: «Присяжные оправдали его». Хотя это никак не относится к оценке дальневосточного таланта — глазами почитать надо, глазами!

Первые итоги

Может, наш бешеный ритм жизни загнал нас в такие рамки, что мы уже и не можем воспринимать на слух ничего длиннее рекламного слогана? Но тут начала читать стихи Татьяна Долгополова, и так хотелось, чтобы она не умолкала. Стихи, настоящие стихи, можно слушать бесконечно. Татьяна была награждена премией за сборник стихов «Лепта». Кстати, это было последнее награждение, когда Виктор Петрович еще был жив…
Читала стихи и Елена Семенова, редактор красноярской «Комсомолки». А кроме того, рассказала, что на премию когда-то купила дачу. Огород не развела, но деревья вырастила. И когда летним вечером они с мужем Олегом Корабельниковым сидят за столом под этими деревьями, то непременно вспоминают Виктора Петровича. Да и рюмочку за него выпивают. Поблагодарила Елена и журналиста «Комка» Александра Григоренко за его статью о Викторе Петровиче. И я согласна с ней — не читала ничего сильнее того, что написал Александр в день 80-летия писателя («Комок» № 17, 2004). Хоть и не является Григоренко лауреатом премии, что ничего уже в этой истории не меняет…
У Александра Силаева вышла книга «Подлое сердце родины». Это сложное соединение политического памфлета, философского романа и вечного поиска на тему «Чем можно понять Россию». Свободу слова Силаева ограничивают только точки, а свободу мысли — вообще ничто. Его прозу особенно ценят интеллектуалы и нигилисты (это я сознательно заменила слово «пофигисты»). Силаев не мог свести к обычной речи и свое выступление на вечере. Маленький спектакль, в который Александр превратил свой спич, нес мысль: истинная власть принадлежит тем, кто владеет словом, то есть поэтам и писателям. У Александра была возможность для сопоставления: он только что вынырнул из «коридоров власти», где исполнял свой служебный долг политического обозревателя «Вечерки».
Вячеслав Миронов, корректный, сдержанный, доброжелательный, отчитался о своих успехах по-военному лаконично. А они весьма существенны: его книги издаются и переиздаются, скоро должна выйти новая. После книги «Я был на этой войне» он написал три захватывающие, истинно мужские повести о войнах и героях нашего времени. Вячеслав по-рыцарски склонил голову перед теми, кто занимается делами Фонда, потому что это важная, кропотливая работа, требующая внимания, сил, но главное, особого вдохновения. И после десятилетия работы Фонд выдыхаться не собирается!

Что в проекте

В этом году на соискание премии заявлена повесть Елены Коростелевой. Эта девушка из Минусинска, несмотря на молодость, прошла через тяжелые испытания. Она написала повесть почти автобиографическую. В ней героиня смогла поставить крест на наркотиках. Больной, искаженный мир увидела изнутри, и у нее хватило сил и дара рассказать о нем. Сама Лена Коростелева не приехала на встречу, поэтому ее представляла журналистка Наталья Сойнова. Именно она писала очерк о Елене, она и предложила включить повесть «По дороге на тот свет» в конкурс Фонда Астафьева.
А потом выступала целая делегация. Трое школьников приехали из села Жеблахты Ермаковского района со своей учительницей Ниной Николаевной Ульчугачевой. В конкурсе, кстати, есть специальная номинация «Дебют» — для тех, кому еще нет восемнадцати.
Максим Бебешев читал сочинение «Я нарисую свою маму». (Мы публиковали его в рубрике «Обратная связь».) Мальчик написал о том, как живет его мама, как растит четырех детей, как ей трудно и как он любит ее. Тут у многих в зале навернулись слезы на глазах. Валентина Михайловна Ярошевская аплодировала мальчику стоя. «Если б был жив Виктор Петрович, он тоже плакал бы, слушая тебя! — сказала она Максиму. — Он так трепетно любил свою мать, что понял бы тебя лучше всех!» А Максим задал в своем сочинении упрямый вопрос: «Почему в таком богатом крае так бедно живут люди?» И в этом Виктор Петрович понял бы его лучше других…
Беленькая восьмиклассница Саша, тоненькая, как струна, прочитала свои воспоминания про дедушку Ульяна. Он воевал на Великой Отечественной, стрелял из знаменитой катюши. Его уже нет, но Саша помнит его рассказы, как дедушка готов был взорвать себя вместе с оружием, чтобы не досталось врагу. И дедушка, и его однополчане… (Тут я вспомнила недавний репортаж с красноярской музыкальной тусовки, когда трое парней-зрителей со сцены орали: «Хайль!» Вот такие контрасты навоспитывали мы, дорогие друзья…)
Третья девочка, Лена, написала о том, как читала рассказ Астафьева, примеряя его на себя, сравнивая жизнь героя со своей.
И наконец, вышла Нина Николаевна. Есть же, оказывается, такие учительницы на свете и не где-нибудь, а тут у нас, в родном Красноярском крае. Даже верится с трудом! Она и песню народную спела, красивую невозможно, и про школьный музей рассказала. Про журнал «Маленький пегасик», который выпускает вся школа — до недавнего времени он был рукописным, а сейчас управление образования передало в школу два компьютера, и журнал теперь печатают. Вспомнила Нина Николаевна, как побывала когда-то в Царском Селе. Как ей захотелось, чтобы у ее детей было что-то подобное пушкинскому Лицею! «Я даже вазы такие же купила, как там». Мы непременно напишем об этой школе подробнее, потому что нам всем нужна надежда на лучшее.
Вот куда бы обратить внимание, вот кого бы поддержать материально нашим властям, спонсорам и высшей школе. Именно материально, потому что морально скорее эти школьники сами нас поддержат.
Всех выступавших упомянуть просто невозможно. Видно было, как они отличаются друг от друга, — совершенно непохожие судьбы, непохожие взгляды на жизнь. Такая широта выбора говорит о большой свободе, о том, что только талант был всегда приоритетом астафьевской премии. Был и останется.
Но есть еще черта, объединившая этих пишущих молодых людей. Это особая ранимость, открытость для чужой боли.
Какого будущего мы хотим? Фонд Астафьева свой ответ дает каждый год. Вы можете присоединиться или уклониться, забыть, не услышать. Что посеем…

Елена КРУПКИНА
Комок