Фонд им. В. П. Астафьева
1995 год
1996 год
1998 год
1998 год
2000 год
2008 год
2008 год
2008 год
2010 год
2010 год
2013 год
2013 год
2013 год
2013 год
         

 


На главную / Интервью / 2017 год
09.05.2017

Выпуск журнала «Стороны света» посвящен авторам из Сибири

В шестой номер журнала «Стороны света» вошли произведения Романа Солнцева («Смиренные люди»), Александра Силаева («Признания врага народа»), два стихотворения Марины Акимовой и др.

Гость Фонда имени В. П. Астафьева журнал «Стороны света» (Нью-Йорк), редакторы Ирина Машинская и Олег Вулф.

Строительство домов под ключ

Ирина Машинская поэт, переводчик, прозаик. Родилась в 1958 г. в Москве. Окончила факультет географии и аспирантуру МГУ. Эмигрировала в США в 1991 году. Живёт в штате Нью-Джерси. Автор пяти поэтических сборников и книги переводов. Главный редактор журнала Стороны Света. Публикации в журналах: «Новый мир», «Звезда», «Знамя», «Новая Юность», «Нева», «Иностранная литература» и др.

Олег Вулф поэт, прозаик. Родился в 1954 году в Молдавии. С 1976-го в Москве. Геофизические экспедиции на Урал, Памир, Алтай, Кавказ. С 1989-го — в Нью-Йорке. Публикации в журналах: «Интерпоэзия», «Слово\Word».

А. Н. Если можно, для начала пару слов о Вашем издании: где выходит журнал «Стороны света», кто в нем печатается, на какую публику рассчитан, кто входит в состав редакции, редколлегии (понимаю, что вся информация есть на www.stosvet.net но хотелось бы напрямую от Вас узнать-услышать)?

И. М. «Стороны света» выходят уже быстро пролетевшие полтора года, со скоростью примерно четыре выпуска в год. Только что вышел шестой номер, «сибирско-уральский», который мы посвятили памяти Романа Харисовича Солнцева. Он, кстати сказать, принял в его составлении самое прямое участие. Издается журнал в США, где живут главные редакторы — Олег Вулф и я (Олег в Нью-Йорке, а я в пригороде, в штате Нью-Джерси), и некоторые члены редсовета. Но публикующиеся в нем авторы — не только писатели-поэты, но и фотографы, художники и музыканты — живут повсюду: в России, в Америке, в Австралии, Израиле, Европе… Члены редсовета тоже разбросаны по миру: Кирилл Кобрин, например, в Праге, Игорь Фролов — в Уфе, а художник, замечательный Сергей Самсонов — в Молдавии.
Вы спрашивете, на кого рассчитан журнал. А на читателя. На любого внимателного читателя. У этого читателя может не быть филологического образования, даже очень большого опыта чтения может не быть, а только внимание и чутье. Ну, и интерес, разумеется. И авторы тоже — могут не быть имениты, могут быть совсем неизвестны и отфутболиваемы другими изданиями. Может, именно последние, как раз, нам наиболее интересны. Среди авторов вышедших шести выпусков — их уже за 100 — есть несколько совершенно удивительных, отвергнутых разными другими изданиями.
«Стороны света» — часть большего проекта под названием «Союз И» http://www.stosvet.net/union/index. html Это портал, задуманный и построенный Олегом Вулфом. Воспользуюсь отсутствием Олега и скажу, что это блестящий литератор и человек необычайной тонкости и художестенной интуиции, к тому же умелый, работоспособный и прекрасно ориентирующийся в компьютерной технологии. Олег и явился автором идеи построения такого пространства, соединяющего, как грамматический союз «и», «странички» поэтов, писателей, музыкантов, художников не просто со всех сторон света — это в наши времена не новость, но людей, разделяющих, при всем естественном их несходстве, какие-то основы в мироощущении, которые каждый чувствует по-своему, а лично я определяю как световые. Или светлые, если угодно.

А. Н. Но бумажной версии «Сторон света», как я понимаю, пока не существует? Есть ли в планах выходить на бумаге? Вообще, русскоязычные издания зарубежом (и в Америке, в частности) отдельная интересная тема. Насколько мне известно, чуть ли не в каждом городе США есть какой-либо русскоязычный журнал или альманах (я слышал о русских изданиях Филадельфии, Атланты, Майами).

О. В. О бумажном выпуске. Да, конечно, мы собираемся выбираться и на бумагу тоже. Уже готовим макет сдвоенного 5/6 номера.
Тут есть свои сложности, в основном, финансового порядка. Ибо мы не видим себя изданием, на страницах которого хорошие стихи чередуются с рекламой юристов и врачей, а превосходные рассказы — со значительными количествами сортов колбасы и массажными кабинетами… Всё-таки, мухи от котлет отдельно. Если кто-то даёт у себя в литературном издании местную рекламу, стихи обязательно должны быть плохими. В интересах единства стиля. А прозе и вообще положено быть «никуда». Такое издание держишь в руках, как половую тряпку, напялив при этом фрак, манжеты и пр.
По крайней мере, мне так кажется.
Поэтому, никакой рекламы в журнал, а, следовательно, нужны спонсоры. У нас в «СОЮЗе И» зажиточных литераторов нет (все где-то работают, зарабатывают на хлеб, содержат семьи и т. п.). Скидываемся в шапку, по мере сил. Первые издания фактически профинансированы так образом. Дальше посмотрим.
Но всё это малоинтересно.
Для нас главное — не просто пользоваться такой роскошью, как «лица необщее выраженье». У «Сторон света» есть своя философия, пусть, может быть, и неоригинальная: каждый номер заявляет некую общую идею и работает на неё силами литературы и искусства. Включая музыку (музыкальные файлы), фотографию, живопись.

А. Н. Существует ли какая-либо иерархия, так сказать, в литературном мире русской Америки (ну, условно говоря, русский журнал в Нью-Йорке — это круто, а где-нибудь в Финиксе (если есть там журнал вообще) — это ерунда)? И еще: насколько вас, издателей, пишущих людей, поддерживает среда — русскоговорящие граждане, живущие с вами в одном городе, штате? Насколько велик их интерес к тому, что вы делаете (интерес в России, я думаю, значителен, просто мы мало о вас знаем, в провинции особенно)?

О. В. Вы спрашиваете, существует ли какая-либо иерархия в литературном мире русской Америки. Думаю да, существуют, как и везде, некие сообщества, клубы, домашние кружки, а также такие вещи, как вкус, собственное достоинство и уважение к собрату по цеху. А вот выраженной действительности иерархий, по-моему, нет. Хорошая литература есть хорошая литература. А плохая, надуманная, «сочинённая»… Ничего, человек работает. В следующий раз получится лучше.
Что до американских журналов, то я слабо осведомлен в ассортименте. О многих слышал, но никогда не держал в руках. В том числе и некоторых Нью-Йоркских изданий не видел, хотя именно здесь и живу. Скорее всего, потому, что США — это несколько стран, а Нью-Йорк — несколько городов.
Мы, конечно, себя не позиционируем именно русским эмигрантским изданием. Поэтому (и не только поэтому) у нас авторы со всего мира. Скажем так, не хочется во все эти штуки играть. Этот бифштекс съеден по пятому разу. Ясно, жизнь куда сложней неких старческих или карьерных игр в «эмигрантов из бывшего СССР», или в русскоязычных яппи, поглощающих на спор ведро чистого спирта. Есть какое-то количество легенд, по-видимому, существует определённая идеология русскоязычной эмиграции и созданная на основе этой идеологии иерархия журнально-газетных ценностей.
Думаю, всё это от нас довольно далеко.

И. М. Да, иерархии географической и впрямь нет. Ведь вообще совершенно необязательно находиться в одной из культурных столиц, чтобы иметь возможность делать что-то значительное. Само понятие «провинция» и в Америке существует, но оно немного другое. Лучшие оркестры, знаменитые университеты — повсюду. Самый знаменитый писательский семинар — в штате Айова. Известное «русское» издательство «Ардис» Карла Проффера, как вы знаете, существовало в Мичигане и т. д. Но и то правда, что есть более известные — часто, более старые — русские журналы. Вне зависимости от их местонохождения. Самая старая русская газета в Америке «Новое Русское Слово» издается в Нью Йорке, там же выходит двуязычный журнал СЛОВО/WORD. И самый старый журнал под названием Новый (так же, как и самый старый мост в Париже) тоже выходит в Нью-Йорке. А вот ежегодники «Встречи» и «Побережье» (www.coastmagazine.org) — в Филадельфии, причем первый, чисто поэтический ежегодный альманах, редактируемый одним человеком — Валентиной Алексеевной Синкевич, выходит уже более 25 лет. Даже пять названных мной изданий очень разные по тональности, кругу авторов, способу финансирования. Где гранты, где реклама (газета), где подписка. Все это, как правило, подвижники. До последнего времени Валентина Алексеевна сама вручную, в одиночку, перепечатывала все стихи на пишущей машинке, компьютер появился совсем недавно. Сама на поезде отвозила в типографию в Нью-Йорк, сама доплачивала недостающие от продажи и подписки деньги из собственной невеликой пенсии библиотекаря. То же можно сказать и об Игоре Михалевиче-Каплане, редакторе журнал «Побережье». Многочисленность и повсеместнось русских изданий в Америке — это вообще традиция российской эмиграции в Новом Свете, возникшая еще в XIX веке и в начале XX: тогда было невероятное количество еврейских изданий на идиш, и, кстати, театров и театриков.
Осталась и традиция домашних чтений и концертов. Забавно, что это не сильно отличается от описанного Набоковым в его берлинских рассказах 20х годов и романах «Машенька» или «Дар». Помните чтение Кончеева? То есть мир уже другой, а литературная эмигрантская ситуация в целом та же, и это забавно и, наверное, неслучайно.

А. Н. Ирина, несколько слов о сибирском номере…

И. М. Сибирь — это особенное место. И для меня — особое. Дело в том, что как бывший географ, я объездила с экспедициями всю Европейскую часть СССР, перекопала (я палеогеграф, занималась климатами и ландшафтами геологического прошлого) всю Русскую равнину, но так никогда и не побывала в Сибири. Не добралась. А для русского литератора и для русского географа не побывать в Сибири — это все равно, что для человека, занимающегося Возрождением — не добраться до Италии. Осталась тяга. Оттого я и предложила Олегу посвятить этому региону целый номер, тем более что из Сибири к нам шел поток материалов. Благодаря присутствию в выпуске фоторепортажей трех замечательных художников, учеников московского мастера Александра Лапина (его страничка в Союзе И: http://www.stosvet.net/union/Lapin), образ Сибири еще более проявился, углубился.
Наскольо я знаю, у меня нет сибирских корней, а вот мой муж — коренной сибиряк: его детство и юность — это ст. Тулун, Иркутск, Ангарск. Кстати, он горячий поклонник творчества В. П. Астафьева. Это прекрасно, что ваш фонд существует. А чем он занимается?

А. Н. Наш фонд занимается поиском и поддержкой молодых талантливых литераторов. Ежегодно мы вручаем премии по четырем номинациям: проза, поэзия, иные жанры, ранний дебют. Нет ли у вас желания организовать что либо подобное для русскоязычных авторов в Америке (понимаю, что недостаток средств, но, тем не менее) и кого в таком случае вы бы наградили?

О. В. Я понимаю этот так, что Вы имеете в виду не НАШИХ АВТОРОВ ИЗ США, а авторов нашего журнала вообще, за исключением, по понятным соображениям, его редакторов, которые тоже авторы.
Вообще, это не простое дело — отделить молодых одарённых авторов от одарённых авторов среднего возраста, не получивших соответствующего таланту признания. Поэтому я здесь такого разделения не делаю, и вообще не делю на возрастные категории.
У меня сложилось мнение, что конкурсы молодых авторов ещё более усугубляют положение талантливых возрастных ребят (как говорил мой тренер по боксу), но признания не получивших по тем, или иным причинам.

И. М. К тому, что сказал Олег, добавлю, что выделять сейчас кого-либо из наших авторов было бы с нашей стороны неэтичто. Но конкурсы мы проводить и впрямь собираемся, и очень скоро.
Что касается тем выпусков «Сторон Света», то это скорее темы в музыкальном смысле. Все выпуски размещены на сайте www.stosvet.net, Региональных номеров вышло пока два: № 6 — уральско-сибирский и № 2 — питерский (его составил Вл. Гандельсман); № 4 (составитель Гр. Стариковский) был посвящен искусству перевода; № 1, 3, 5 — номера без заявленной темы, но и там слышны — обычно две — переплетающиеся мелодии. И в выходящем в августе № 7 она будет слышна — настолько, что ее почти можно будет сформулировать. На уровне этого «почти» мы и хотели бы остаться.

Журнал «Стороны света» (Нью-Йорк):
www.stosvet.net

Публикации поэтов Олега Вулфа и Ирины Машинской:
www.stosvet.net/union/woolf/
www.stosvet.net/union/Mash/

1 Беседа велась в течение нескольких дней

Нечаев Антон
Оргкомитет конкурса